Всё тот же, но уже немного другой

Я тот же мальчик, что тридцать три года назад.

Там, внутри, все тот же маленький я, с восторгом и любопытством смотрящий на мир. Улыбающийся солнцу, подпевающий птицам, тянущийся к друзьям.

Он зарос щетиной, кожа его стала грубее, а взгляд — жестче. Мелкие морщинки появились на его лице. Мальчику 33 года, а ведь снаружи он уже давно не мальчик. Ты увидишь его, если сможешь посмотреть через его глаза в душу.

Столько лет. Столько людей, событий, стран пролетело пестрым хороводом, одаривая тебя или забирая что-то навсегда.

Когда ты стал сегодняшним собой?

Когда ты шел в двадцатиградусный мороз зимой, одетый в осеннее пальто и тонкую рубашку? Когда ты шел пешком от конечной троллейбуса, снежные вихри струились вокруг, и снег так сказочно блестел, переливался алмазными блестками в свете оранжевых минских фонарей.

Когда мимо проносились редкие, окутанные метелью машины и в каждой из них был свой маленький уютный мирок, с печкой и музыкой. А у тебя не было денег на такси, как, впрочем, и лишнего талона на проезд этой части твоего маршрута.

Когда тебя грела молодая любовь, неостановимая и сжигающая твое сердце, радующая и одновременно рвущая душу на части. Честная и самая что ни на есть настоящая. Та самая, вечная, в которую не верят, но которую надеются повстречать несмотря ни на что.

Когда ты думал, что в рестораны ходят не поесть или перекусить, а лишь по каким-то редким, действительно значимым поводам. И эти поводы — юбилеи и поминки.

Ты не можешь сосчитать свои перелеты и не помнишь, когда ты спускался в метро. Самолеты стали твоим общественным транспортом. Тебе абсолютно все равно, достанется место у окна или у прохода. Ты вообще предпочитаешь бизнес-класс, потому что там спокойнее, меньше людей, можно погрузиться в свои мысли и никто не будет тебя отвлекать.

Как же глупо пытаться встроить свою жизнь в рамки условностей, сделать каждый день шаблонным, похожим на другие, одинаковым, систематизированным. Неужели ты не видишь, неужели не понимаешь, что это морок, притворство, что ты можешь быть совсем любым? Я же чувствую это всю свою жизнь.

Эта девочка притворяется серьезным директором, иногда даже стервой, а эта — пожилой, степенной горничной. Они настолько слились с однажды надетыми масками, что уже не в силах их снять. Простые маски, зачем-то надетые однажды, поглотили их, стали самой их сутью. А вот этот мальчик выглядит, как взрослый пилот, но я-то вижу блеск его глаз. Он тоже знает, что просто притворяется. Он живет с удовольствием, наслаждаясь самим процессом, проживая жизнь, а не проматывая ее.

Цепи, длинные цепи случайностей, идущих друг за другом, пересекающихся, смешивающих людей и людские пути, дающих выбор, снова и снова, каждый день новый выбор, каждый час, каждую минуту твоей жизни ты выбираешь, снова, снова и снова.

Ты выбираешь. А если не хочешь — твоя приросшая маска делает выбор за тебя. Снова и снова. Даже иллюзию выбора можно потерять, день ото дня поручая это своей маске. Не просто свободы не останется, сама идея свободного выбора перестанет существовать в твоей реальности.

Эй, ты вообще есть там, за этими пустыми глазами? Какую причину ты нашел, какое оправдание придумал, чтобы застрять в этой бездонной дыре навсегда? Чем ты себя успокаиваешь так, что ты поверил самому себе?

Нужно просто взять. Хотеть взять, искать, ошибаться, чтобы в конце концов получить.

10 лет я ищу, 10 долгих лет я ищу людей, которые будут понимать меня, которые разделят мои идеи, которые выберут меня, дадут мне новые ресурсы и новую власть.

Однажды я думал, что нашел. А сейчас я оглядываюсь на вас, на людей из моего относительно недалекого прошлого и не могу понять, как вы упустили все то, что у вас было. Ведь вы были и одно время я был уверен, что это на всю жизнь.

Да, вы были хороши. Уникальны, индивидуальны, вы умели делать такие многоходовки, что этому можно было только поучиться независимо от отношения к вам. В том прошлом, которое прошло и похоронено вами безвозвратно.

Я не повторю ваших ошибок, у меня будут собственные. Никого нет ценнее людей, разделяющих твои взгляды на жизнь, на суть вещей, на то, что можно и что нельзя, что хорошо и что плохо. Люди первостепенны, они творят окружающую реальность. Как же вы не поняли этого, как вы могли потерять своих людей?

Это нужно растить. Искать, встречаться, знакомиться, дружить, расставаться. Чтобы один из тысячи, но в доску свой. Чтобы одна из миллиона, но как родная кровь в венах. Чтобы десять из семи миллиардов, но таких, кто изменит себя и мир вокруг.

А награда ждет смелых. Тех, кто не скулит и не бежит от проблем, трусливо поджав хвост. Тех, кто готов играть в жизнь, как в шахматную партию, двигая фигуры и сверху глядя на результат. Кто готов рисковать. Хотя какой к черту риск, мы все умрем в итоге и это неизменно, как сама жизнь. И ты, и я. Через сто лет о нас не вспомнят даже прямые потомки.

Слушай себя, забитого условностями и чужими догмами, лживыми посулами, идущего неправильными дорогами. Сдирай слой за слоем, нанесенный обществом, окружением, друзьями и приятелями. Сначала сложно, потому что непривычно. А потом прёт так, что уже никогда не заткнешь, никогда не сможешь вернуться в маленький, привычный, насквозь прогнивший мирок. Такой индивидуальный, но бесконечно похожий на миллиарды других.

Я не ломаюсь только потому, что правильно закалялся, не давал эмоциям управлять моими поступками. Когда наступали плохие времена, я ждал хороших.

Ждать. Я умею ждать, молча, терпеливо, очень долго. Так долго, что все будет забыто и похоронено. Для других, но не для меня.

Я умею ждать больше, чем многие, как хищная щука среди порогов. Пусть вокруг бушуют потоки, пусть несется пена, пусть шумит вода, натыкаясь на камни. Я жду столько, сколько нужно, невзирая на холод, на снег, на боль, страх и слабости. Мне все равно, что мне страшно, все равно, что мне больно. Это лишь миг среди мириадов других, составляющих жизнь. Он ничем не хуже многих других.

Что с того, что тебе сейчас холодно? Что с того, что страшно? Ты встаешь и идешь вперед, оставляя холод и страх позади. Тебе правда важно, что скажут другие?

Ты похоронил свои страхи в прошлом, в подростковых скандалах и ссорах, на дне стакана с водкой, в неформальных флетах, в осеннем лесу под холодным дождем, на зимнем ночном Невском с закрытыми глазами, в гостиницах, плацкартах, заброшенных домах, в камере на границе, в глубине моря, в горах и жарких степях. Желая уснуть и не проснуться, но все равно открывая глаза каждый раз. Даже тогда, когда очень сильно не хотел.

Ты смотришь на людей и видишь их боль. И тебе так не хочется говорить правду о том, что ты видишь. Просто понимая, что некоторые вещи нельзя изменить. Что нет смысла убеждать, что время ушло. Никогда больше не будет такого времени. Потому что маски прорастают насквозь, их не оторвешь даже с самой плотью, они — это плоть.

Как же глупо выглядит ваш постоянный позитив, ваши искусственные улыбки и показательная радость. Чем вам не угодили настоящие эмоции, без всех этих карикатурных, таких неискренних личин? Зачем вам эти маски, ведь под ними есть настоящие вы, которые любят, ненавидят, испытывают боль, расстраиваются и плачут. Вы живете, как пластиковые куклы, играя в театре абсурда среди таких же неживых, искусственных пародий на людей. Зачем? На что вы тратите свое бесценное время?

Я ценю свое прошлое. Я бы не променял его ни на какое другое. Со всеми ошибками, болью, обманами, обломами и неудачами. Все, что я есть сейчас, пришло оттуда. Я цельный. Я переплавил свой страх, поглотил свою боль, изучил свои слабости и нашел источники своей силы.

Я тот же мальчик, что тридцать три года назад. Все тот же, лишь немного другой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.