Самое примитивное определение тупости – это отсутствие ума. Значит, если мы хотим описать тупость, нам необходимо определиться с тем, что такое ум. Ум на уровне феномена, наравне с красотой и юмором, обладает важным свойством: он ложно очевиден. У каждого человека есть мнение о том, что такое красиво, смешно или умно. При этом мало кто из них решится или сможет дать внятное, цельное определение ума.

Примеров сотни, приведем самый наглядный. Итак, признаком бытового ума или, как минимум, здравомыслия считается следование принципу бритвы Оккама. Сам принцип описывается так: «Не следует множить сущности без необходимости» или в более развернутом виде «Что может быть сделано на основе меньшего числа [предположений], не следует делать, исходя из большего». Лезвие номинализма (к этому течению принадлежал Оккам) забавным образом скрещивается в с другой бритвой, а именно бритвой Хайнлайна. Суждение фантаста (которое, впрочем, приписывалось и журналисту Хэнлону, и даже Бонапарту), звучит так: «Никогда не приписывайте злому умыслу то, что вполне можно объяснить человеческой глупостью». Если сложить эти две формулы можно прийти к выводу, что умный человек ищет очевидный ответ, и самый очевидный ответ – непонятное поведение людей, как правило, продиктовано их глупостью. Вывод быть может и логичен, но универсальным или разумным его не назовешь.

Окончательно на этот вопрос ответил журналист, философ и политический обозреватель Уолтер Липпман. Будучи учеником в том числе таких знаковых фигур, как Уильям Джемс и Джордж Сантаяна, Липпман занимался проблемой общественного мнения. В своей работе он отождествил обывательское понимание бритвы Оккама и стереотипы, подчеркнув, что стереотипы являются инструментом «экономии мышления», то есть формой невежества.

Само искажение бритвы Оккама напрямую связано с упрощением. Оккам изложил презумпцию порядка рассмотрения гипотез, а не прикладной принцип безошибочного мышления. Авторы другой «бритвы», прежде всего, иронизировали над человеческой природой. Не претендуя на истину.

Прямые вопросы

Мы разобрали конструкцию где ум – это «умение рассуждать в рамках имеющегося опыта». Теперь рассмотрим суждение, в котором ум приравнивается к эрудиции. Такую связку легко объяснить. Историческими примерами ума, как правило, являлись учёные-энциклопедисты, а примерами «умников» для массового зрителя были игроки в разнообразных викторинах. Отчасти на почве именно этого убеждения поклонники технического прогресса полагают, что современные дети умнее своих предков. Они вроде бы больше знают, ведь информация доступна. Всё вновь не так очевидно.

Для начала, знание не всегда подразумевает умение. Можно знать устройство автомобиля и принцип работы двигателя, но при этом не уметь водить. Если бы всё решала эрудиция, то каждый из нас, насмотревшись тематических сериалов, мог бы стать и доктором, и шпионом, и пилотом истребителя. Кроме того, не стоит забывать, что источником современной эрудиции являются поисковые системы.

С их появлением связывает судьбоносные перемены в образовании учёный и популяризатор науки Митио Каку. С поисковиками сопряжены два очень важных вопроса: как найти или создать то, чего нету в Гугле? А помогает ли калькулятор знать математику или наоборот? Да, накапливая факты мы становимся внутренне богаче, а пользуясь поисковиком экономим ресурсы памяти, но означает ли это, что мы становимся умнее? Третья проблема эрудиции – это достоверность фактов. Когда-то были времена, когда эрудиты передавали друг другу знания о плоской земле или пользе тёртого рога носорога для лечения импотенции. В эпоху постправды мы имеем дело уже не просто с заблуждениями, а с сознательными фальшивками. Чего стоит объём фальшивых цитат знаменитостей.

И снова мы имеем дело с упрощением. В эпоху до Интернета энциклопедии и справочники были дополнительными материалами. Составители словаря помогали человеку, который уже хорошо владеет языком, проверить специфическую точечную информацию. В энциклопедии люди заглядывали ради дат, имен исторических персон, географическими уточнениями. То есть справочный материал вписывался в уже имеющеюся базу знаний. Современный поисковик в большей степени формирует знания, чем дополняет их.

Тупой сыщик

Самостоятельно определить значимость эрудиции и ее тождественность уму каждому из нас предложил Артур Конан Дойл. По замыслу автора доктор Ватсон глуповат. Он постоянно поражается дедукции и восхищается невероятным умом, находчивостью своего необычного соседа. С другой стороны, сам Шерлок Холмс может показаться читателю глупым и недалеким: он не умеет общаться с людьми, эмоционально холоден, пренебрегает этикетом и не знает элементарных вещей об устройстве вселенной. Конфликт Холмса и Ватсона описывает ключевое различие между американской и советской моделями образования.
Американское образование кажется излишне узким и прагматичным. В этой парадигме ученый выбирает для себя конкретную область и глубоко погружается в нее. Как и Шерлок Холмс, такой специалист заполняет свой мозг только тем, что касается области его научных интересов. Советская модель предполагала широту кругозора. Советские физики, океанологи и биологи читали и писали стихи песни, рассуждали о политике и социальных проблемах. Достаточно вспомнить, что в определенный период советской истории лидерами мнений оказывались филологи Дмитрий Лихачев и Сергей Аверинцев, физики Сергей Ковалев и Андрей Сахаров. Поэт был больше, чем поэт, а учёный больше, чем учёный.

Может ли быть победитель в этом противостоянии? Нет. Если вспомнить книги о Шерлоке Холмсе, круг его интересов был очень широк. Он разбирался в ядах и оружии, типах пороха и пепла, рукопашном бое и анатомии, умел открывать замки и разгадывать шифры. То есть Холмс тоже эрудирован, но он иначе использует накопленный багаж знаний. Что касается советского образования, важно помнить, что сильнейшими были математическая и физическая школы. Это те области знаний, где нельзя знать немного обо всем. Если ты не усвоил необходимую базу, ты не можешь двигаться дальше, на новый уровень. То есть знание, которое прославило советское образование, в известном смысле было таким же узким, как и американское.

Эрудиция – это не плохо и не хорошо само по себе. Польза накопленных знаний определяется способностью и умением их применять.

Плотный мозг

Мы подошли к тому, что ум — это не «что», а «как». Президент высшей школы методологии и страстный сторонник эволюционного подхода в изучении работы мозга, Андрей Курпатов, говорит не об уме, а о мышлении. По Курпатову адекватное мышление характеризуется тремя признаками: умением создавать сложные интеллектуальные объекты, создавать комплексные образы других людей и создавать подробные карты реальности. При помощи нейронных связей. В этом смысле развитый мозг скорее «длинный» или «плотный», нежели большой. Иными словами, если ум – это процесс мышления, то глупость – это то, что мышлению может помешать. Рассмотрим факторы, мешающие мышлению, подробнее:
Органические. К этой группе относятся: травмы мозга, неврологические расстройства, умственная отсталость, алкогольные и психические психозы, опухоли и припадки, пороки развития. То есть все, что существенно меняет нормальную механику процессов в головном мозгу.

Функциональные. К этой группе относится то, что принято называть невежеством. Например, вы не можете различить, отличить друг от друга двух жителей Китая. В этом случае для местных жителей вы можете показаться безграмотным дикарем. Ваша «безграмотность» вызвана тем, что ваш мозг не натренирован различать нюансы внешнего облика жителей азиатских стран. Функциональная грамотность или подготовка имеет особое значение в науке или спорте. Любой, кто хочет быть исследователем, обязан знать методологию, уметь собирать и обрабатывать данные, обосновывать полученные результаты. Спортсмен высокого уровня априори обладает выносливостью, физическими параметрами навыками необходимыми для соревнований. В противном случае, они оба функционально глупы, несмотря на другие характеристики.

Информационная псевдодебильность или цифровое слабоумие. Перегрузка информацией, её излишнее потребление тоже способно вызвать тупость. Исследования американских учёных, которые занимались работой мозга в реальном времени, показали, что мозг разделен на три зоны. Участникам экспериментов давали задачи и во время решения задач делали МРТ, снимок. Таким образом получилось выделить три важных участка. Первый участок, получивший название дефолт-системы, работает непрерывно и отвечает за обработку полученной информации. «Дефолт-система активируется (действует активнее), когда человек вспоминает о важных событиях своей жизни, размышляет о том, что ждёт его в будущем, или об отношениях с другими людьми».

Исполнительная сеть мозга нацелена на нейропластичность. Эта система — «набор процессов, позволяющих планировать действия в соответствии с целью и менять реакцию в зависимости от контекста. Ответственна за подавление заученных реакций на стимул, например, за отказ от вкусной еды в соответствии с целью похудеть. Также работает во время изучения новых стимулов, обеспечивая гибкость ума». Третья область называется «сеть выявления значимости». Эта сеть отвечает за субъективное восприятие чувств, а также за нашу способность находить и замечать новые объекты и события.

Псевдодебильность развивается потому, что сеть выявления значимости и дефолт-система – почти антагонисты. Они не работают одновременно и снижают эффективность друг друга. Мы или потребляем информацию или обрабатываем. Суть проблемы не только в элементарном истощении ресурсов. Современные игры, видео и фильмы заставляют мозг активно распознавать визуальные образы. Распознавание «вознаграждается» дофамином, нам приятно, что мы что-то верно поняли. Вскоре человек может зависимым от потребления образов. Во-первых, ради удовлетворения, а во-вторых потому, что мир оказывается не таким ярким и веселым, как картинки в мониторе. Люди с зависимостью испытываю заметную тревогу, оказываясь вдали от смартфонов, компьютеров или телевизора. Они не могут оставаться наедине с собой. А ведь именно от способности остановиться и переварить потреблённую информацию во многом зависит человеческое мышление.

Хотя цифровое слабоумие особенно опасно для детей, которых с ранних лет приучают тонуть в мониторах и смотреть бесконечные мультфильмы, заметим, что угроза псевдодебильности была обозначена ещё физиком Эрнестом Резерфордом, до появления всякого Интернета. Резерфорду приписывается диалог с молодым коллегой. Физик делился с сослуживцем одной из загадок, что занимают его ум. Молодой человек пожаловался, что у него нет времени заниматься загадками, много работы. Потрясённый Резерфорд воскликнул: «Если вы всё время работаете, то когда же вы думаете?»

Когнитивные искажения

Факты, несмотря на всё их упрямство, можно по-разному интерпретировать. Вы можете знать, владеть методологией, долго думать и… всё равно ошибаться. Почему так происходит? Ошибки в суждениях связаны прежде всего с тем, что мы не способны вступить в непосредственный контакт с объектом нашего исследования. Мы смотрим глазами, слышим ушами, судим о чём-то, исходя из убеждений и принципов нашей культуры. Например, цифры или звезды не существуют для тех, кто не знаком с этими идеями. Для «чистого разума» цифра – это рисунок или знак (или вообще непонятно что), а звезды – «дырки в небесном одеяле» или слёзы богов. Мы накладываем на хаос информации трафарет своего мировоззрения. Иногда искажения являются причиной тупости. Отличным примером служит профессиональная деформация, эффект Даннинга-Крюгера или эксперименты Соломона Аша. Цель исследования Аша заключалась в том, чтобы проверить реакцию одного студента на ошибочное поведение большинства.

Как правило, в экспериментах все участники, кроме одного, были «подсадными утками». В контрольную группу «подсадные утки» не входили. Участники (испытуемый и семь «подсадных уток») были усажены в аудитории. Им демонстрировались по порядку две карточки: на первой изображена одна вертикальная линия, на второй — три, только одна из которых такой же длины, что и линия на первой карточке. Задача студентов довольно проста — необходимо ответить на вопрос, какая из трёх линий на второй карточке имеет такую же длину, что и линия, изображённая на первой карточке. Студенту предстояло просмотреть 18 пар карточек и, соответственно, ответить на 18 вопросов, каждый раз он отвечал последним в группе. На первые два вопроса все дают одинаковые, правильные, ответы. Но на третьем этапе «подсадные утки» дают один и тот же неправильный ответ, что приводит испытуемого в замешательство. Если испытуемый отвечает правильно, не соглашаясь с мнением большинства, то он испытывает чрезвычайный дискомфорт. Как правило, в каждом эксперименте на 18 вопросов 12 раз все «подсадные утки» отвечали неправильно, но в некоторых случаях один или несколько подставных участников были проинструктированы отвечать правильно на все 18 вопросов.

В итоге 75 % испытуемых подчинились заведомо ошибочному представлению большинства, по крайней мере, в одном вопросе. Общая доля ошибочных ответов составила 37 %, в то же время в контрольной группе один ошибочный ответ дал только один человек из тридцати пяти. Когда же «заговорщики» не были единодушны в своём суждении, испытуемые гораздо чаще не соглашались с большинством.

Мышление за редкими исключениями зависит от тренировки. Лень гораздо больше вредит мозгу и мышлению, чем лимиты врождённых способностей.

Короткий итог

В финале мы вернёмся немного назад и попытаемся разъяснить свойства, параметры эффективного мышления. Что такое сложный интеллектуальный объект? Нам снова придётся обратиться к эпохе до Интернета. В ту пору дети могли создавать сцены сражений, фантастические саги и целые миры при минимуме атрибутики. Это пример сложного объекта. У ребенка может быть только палка или кусок ткани, а персонажи, их биографии, замки и прочее – создано и держится в голове.

Что такое комплексный образ другого человека? Экономист и родоначальник теории игр Джон Нэш, говорил в интервью, что никогда не общался с воображаемыми людьми, несмотря на свою шизофрению. Напротив, он считал, что все мы общаемся не с реальными людьми, а только с их фантомами. В этом Нэш не ошибся. Если принять за аксиому, что мозг собирает информацию о собеседнике от органов чувств, то технически мы имеем дело как бы с голограммой. И чем больше мы упрощаем своё представление о собеседнике, навешивая ярлыки, предубеждения, симпатии, тем больше мы превращаем другого человека в фантом. Эффективное мышление исходит из того, что другой человек может быть любым в зависимости от контекста коммуникации и своего внутреннего состояния.

Что такое «карта реальности?» Карта реальности – это знания, сверенные с физической реальностью. Феноменолог Альфред Шюц называл физическую реальность верховной или реальностью тела. Есть реальность сна или фильма, но физическая реальность первична. Допустим, вы в детстве носили красные сапоги и вам это нравилось. Если пытаетесь надеть в 35 лет те же самые сапоги, которые носили 8 лет, ваша карта реальности неверна. Тело изменилось и ему нужна другая одежда. Задача эффективного мышления – сверять наши знания с реальностью и дополнять их, расширяя карту.

Если предпринять попытку обобщения всего описанного выше, можно сказать, что источником глупости является лень предпринимать усилия. Символично, что главным мерилом интеллекта на сегодняшний день остаётся Стэнфордский зефирный эксперимент. По его результатам оказалось, что дети способные отсрочить удовольствие и не наброситься на зефир немедленно (и получить два зефира за 15 минут ожидания), в будущем опережают по качеству жизни своих более импульсивных сверстников.